Погибших бойцов СВО поженят задним числом с помощью Фемиды

Общество

Гражданские жены военнослужащих смогут доказать брачные отношения в суде

Выйти замуж после смерти жениха – немыслимое вроде бы дело. Но в условиях СВО даже такое становится реальностью. Группа парламентариев во вторник внесла в Госдуму законопроект, дающий возможность гражданским женам погибших бойцов вступить с ними в официальные брачные отношения. Правда, для этого придется пройти судебную процедуру. Зато на выходе вдова – теперь уже полноправная – сможет получить и все положенные льготы, и наследство.

Погибших бойцов СВО поженят задним числом с помощью Фемиды

«Неформальных» семей в России немало. Далеко не все пары идут в ЗАГС даже после рождения детей. Живут себе, и слава богу – пока гром не грянет. А как грянул в виде повестки по мобилизации, то уж и поздно было в ЗАГС бежать. В итоге гражданские жены погибших или пропавших без вести бойцов остались у разбитого корыта: с точки зрения закона «она ему не жена». А это значит  — траурный платок положен, а льготы, пособия  — нет. Наследство тоже, кстати, не положено, если гражданский муж не оставил завещания на свою вторую половину.

Чтобы исправить ситуацию, были разработаны и внесены в Госдуму поправки в закон «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса РФ». Авторы – рабочая группа по СВО первого вице-спикера Думы Андрея Турчака, сенатор Андрей Клишас и глава думского комитета по законодательству и госстроительству Павел Крашенинников.

За мудреным названием законопроекта кроется принципиально новая для России схема: женщины смогут официально выйти замуж за погибших или пропавших без вести.

«Речь идет об отношениях, которые не были оформлены в ЗАГСе до СВО, но где по факту военнослужащий выполнял роль супруга и кормильца», — пояснил суть поправок Анатолий Турчак. 

Что важно: решаться вопрос по сути о легализации семьи будет в суде. Чтобы решение было в пользу «гражданской вдовы», надо доказать, что пара состояла в «фактических семейных отношениях» минимум три года и вела совместное хозяйство. Если есть общий ребенок – срок сокращается до одного года.

Идея, безусловно, благая и нужная. Но вопросы на данном этапе все же возникают.

Например, должен ли судья верить даме на слово? Естественно, нет. Значит, ей придется доказать, что, да, жили одной семьей, хозяйство вели. Скорее всего, процедура будет похожа на ту, что приходится пройти при необходимости признания факта родственных отношений.  

Как доказывать, что жили вместе? В идеале – документами. Если у пары есть общая квартира или дом, оформленные в долевую собственность. Не будут же чужие люди связывать себя свидетельством о праве собственности на недвижимость. Это для многих похлеще брака. Или они снимали квартиру и оба были вписаны в договор как арендаторы. Или, к примеру, есть квитанции за ЖКХ: то он платил, то она. Их тоже можно поднять за все прошедшие годы, запросить у банков. В общем, документальные доказательства наши суды любят, их легко пришить к делу.

Второй путь — через показания свидетелей. Родственники, соседи, друзья – кто угодно, кто подтвердит, что семейные отношения действительно были и существовали конкретно в те сроки, которые указали законодатели. 

Но тут сразу вопрос: а что, свидетелей нельзя подговорить? Это ни в коем случае не попытка очернить кого-то из скорбящих гражданских жен наших погибших героев. Но представим чисто гипотетически ситуацию. Появляется в суде некая дама с группой свидетелей и заявляет, что три года жила с гражданином N, погибшим в зоне СВО. Свидетели все как один говорят: да, жили душа в душу. Только вот родственники со стороны гражданского мужа ни сном  ни духом и «жену» видят впервые в жизни. Возможно такое? 

Или другой сценарий. Семьи бывают разные. В некоторых мужчина каждый вечер приходит после работы домой. В иных – уезжает в командировки по полгода. Как тогда решать, жили они вместе три года или он то приходил, то уходил? Как тогда считать сроки?

С общими детьми судам будет куда проще принять решение. Да и то, а вдруг в зал заседаний придет кто-то из родственников погибшего и скажет, что через месяц после рождения малыша семейная лодка разбилась о быт? Тогда, судя по тексту законопроекта, перспектива незавидная – оставление заявления без движения и переход из упрощенного особого производства в классическое исковое. Это мучительно долго. И просто мучительно.

В российском законодательстве есть конструкция, обратная той, что хотят создать парламентарии – признание брака фиктивным. Там надо доказать, что фактических отношений у пары не было, хоть штамп в паспорте и есть. У адвокатов, да и у самих судей от таких дел немного дергается глаз. Слишком уж там широкое поле для манипуляций.

Ну и еще пара проблемных мест. Авторы поправок пишут: «погиб в связи с участием в специальной военной операции либо в связи с проживанием или временным пребыванием на территориях осуществления специальной военной операции». То есть это ЛНР, ДНР, Херсонская и Запорожская области. А если погиб от прилета беспилотника под Белгородом или от обстрела в Брянской области – как быть?

Не исключено, что по ходу движения по коридорам Госдумы поправки еще будут обрастать новыми поправками. Или же потом, когда закон будет принят, разъяснения для судей даст Пленум Верховного суда. Как сами думцы любят говорить про «сырые» законопроекты: главное, что концепция правильная.

«Установленные в судебном порядке брачные отношения будут являться браком. Они будут признаны законными, что дает «фактической» супруге или супругу право наследования и доступ к социальным и другим льготам. Принятие законопроекта позволит обеспечить членам семьи финансовую поддержку государства», — объяснил идею законопроекта Павел Крашенинников. 

И еще очень важный нюанс: законопроект подразумевает механизм обратной силы. Это значит, что схема судебного оформления брака будет распространяться и на отношения, которые возникли до его принятия. То есть в суд смогут обратиться гражданские жены всех бойцов, погибших с начала СВО.

Оцените статью
Добавить комментарий