Тариф на майнинг: в России пытаются найти компромисс между интересами отрасли и энергетиков

Экономика

Участники отрасли промышленного майнинга и регуляторы пытаются найти способы отрегулировать потребление электроэнергии в регионах. Самым эффективным инструментом регулирования в Минэнерго считают повышение тарифов, участники рынка и эксперты считают, что это уведет отрасль в серую зону и обращают внимание на проблему перекрестного субсидирования тарифов на электроэнергию.

Тариф на майнинг: в России пытаются найти компромисс между интересами отрасли и энергетиков

По словам представителей отрасли, на сегодняшний день отсутствует законодательное регулирование общественных отношений в области промышленного майнинга. Данное обстоятельство, а именно отсутствие «правил игры» является одной из причин осуществления гражданами «черного майнинга», который в свою очередь усиливает нагрузку на сети и является причиной пожаров, отключения электроэнергии и изнашиванию сетей. Как отмечает глава Ассоциации промышленного майнинга, глава профильной комиссии РОЦИТ Сергей Безделов, сегодня все попытки выстроить эти отношения сводятся к тарифоному регулированию, зачастую дискриминационному.

«Более года представители отрасли промышленного майнинга предлагали Минэнерго более эффективные варианты решения проблемы энергодефицита регионов, которые, к тому же, не оказывают негативного воздействия на отрасль промышленного майнинга», — сообщил Безделов, комментируя инициативу Минэнерго по увеличению тарифов для майнинговых дата-центров от 2 до 5 раз.

В Минэнерго признают проблему с тем, как отличить официальных майнеров от «серых», но считаю несправедливым, что те зачастую используют энергию по тарифам для населения, чем провоцируют перегрузку сетей, что в ряде случаев создает проблемы с подключением к сетям жилых и социальных объектов.

«В условиях отсутствия регулирования и соответствующего налогообложения всех майнеров на сегодняшний день можно отнести к «серым». Чтобы исключить ситуации с оплатой майнинговой деятельности по тарифам для населения, региональные власти имеют соответствующий инструментарий», — отметили в ведомстве.

Как отмечают в Минэнерго, взрывной рост потребления майнерами электроэнергии в некоторых регионах уже привел к исчерпанию энергетических мощностей в отдельных районах и к невозможности технологического присоединения крупных инфраструктурных и социально значимых объектов. В этой связи политика ведомства направлена на то, чтобы стимулировать майнинговые предприятия переносить свои производства в регионы с более низким энергопотреблением.

«Повышающий коэффициент к стоимости услуг по передаче электроэнергии целесообразно устанавливать на уровне регионов. Структура конечной цены в субъектах федерации различается — в зависимости от региона доля тарифа на услуги по передаче в конечной цене может составлять как 50%, так и 20%. Так, например, в Иркутской области доля услуг по передаче в конечной цене электроэнергии составляет порядка 20%. Применение коэффициента 5 для майнеров Иркутской области увеличит стоимость электроэнергии на 80%, что соответствует цене 5,4 руб./кВтч и остается ниже среднероссийского уровня», — пояснили в пресс-службе Минэнерго.

«Подход Минэнерго — неправильный. По сути, предлагается ввести параллельное регулирование, в котором заинтересованы энергокомпании. Происходит подмена интересов государства интересами энергетического бизнеса, — отметил депутат Госдумы Антон Горелкин. — Конечно, такая ситуация сложилась только потому, что в России вся криптоиндустрия находится в серой зоне. Позиция Минэнерго не только дискриминирует легальный майнинг, она создает риски для простых граждан, ведь бегство майнеров от высоких тарифов может привести к излишним нагрузкам на инфраструктуру и, соответственно, разного рода коммунальным авариям».

Советник практики налогового и таможенного права Lidings Дмитрий Кириллов также считает, что государству необходим взвешенный и ответственный подход к отраслевому регулированию майнинга: «Кратное повышение тарифной нагрузки для майнинговых компаний существенно повысит их расходы, и настолько же существенно упадёт их налогооблагаемая прибыль. Это приведёт к прямым потерям как для федерального, так и для региональных бюджетов», — сообщил он.

Представители отрасли так же не разделяют такую постановку вопроса. Как отметил Сергей Безделов, во многих случаях перенос дата-центра превышает по затратам его строительство с нуля. При этом, отмечает он, не учитывается тот потенциал, что сегодня есть у отраслевых дата-центров. Он, в частности, может быть использован для выделения вычислительных мощностей для задач нацпроекта «Экономика данных», касающихся искусственного интеллекта. В первую очередь в интересах малого и среднего бизнеса.

В Правительстве, впрочем, не согласны с такой оценкой. В Аппарате Правительства «РГ» сообщили, что при подготовке стратегии Искусственного интеллекта совместно с лидерами ИТ-рынка действительно обсуждали рост потребностей в вычислительных мощностях. Однако привлечение мощностей, которые сейчас задействованы в майнинге не закрывает потребность в дополнительных вычислительных мощностях, так как зачастую специализированные вычислители от майнеров не подходят для ИИ-решений и наоборот.

«Большая часть парка майнинговых устройств компаний составляют узкоспециализированные ASIC-майнеры, заточенные под работу с конкретными алгоритмами хеширования. Майнинговые видеокарты «из коробки» также не подходят в силу относительно невысокого уровня оперативной памяти, играющего значимую роль при обучении ИИ», — отметил собеседник.

По оценкам опрошенных «РГ» экспертов, проблемы взаимодействия электросетей и майнинга в России определяются двумя факторами. Во-первых, неравномерным распределением мощностей генерации по регионам. Мы можем произвести больше электроэнергии, чем потребляем в масштабах всей страны, но у нас есть регионы, например, на Дальнем Востоке, где высок риск дефицита электроэнергии. И появление там майнинговых ферм может его возникновению поспособствовать.

Второй фактор — в Единой энергосистеме (ЕЭС) России действует рыночное ценообразование на оптовом рынке электроэнергии, но большие территории занимают неценовые зоны и изолированные энергосистемы, где цены назначаются, кроме того, по всей стране тарифы для населения регулируются. В результате очень большую роль играет перекрестное субсидирование, когда одни участники рынка платят больше компенсируя часть затрат других пользователей.

Яркий пример — уже упомянутая Иркутская область. На территории 775 тыс. квадратных километров проживает всего 2,4 млн человек (плотность — 3,03 человека на километр), в основном в больших городах, при этом работает три больших гидроэлектростанции (ГЭС), обеспечивающих электроэнергией не только Иркутскую область, но и соседние регионы. Кроме того в области работает несколько крупных промышленных предприятий, которые платят за электроэнергию по тарифам значительно выше, чем у населения (то самое перекрестное субсидирование). И тут, как обратили внимание в Минэнерго, приходят майнеры, которые платят по тарифам для населения, но сами фактически являются промышленными потребителями.

Как отмечает старший консультант группы аналитики в электроэнергетике Kept Роман Перминов, около половины ежегодного роста электропотребления регионов с низкими тарифами на электроэнергию приходится на майнинг криптовалютных активов. Также стоит отметить факт, который регулятор может упускать из виду — список участников рынка майнинга криптовалют в РФ не ограничивается промышленными майнерами, добросовестно заявившими о себе и включёнными регулятором в реестр. Помимо них, по нашим оценкам, не менее трети хэшрейта биткоин-сети, ассоциируемого с Россией, составляют, так называемые, серые майнеры: как бытовые, представляющие собой частные домохозяйства и использующие тариф для населения в целях майнинга, так и промышленные, использующие имеющийся резерв мощности, выделяемый потребителям сетевой организацией, не по основному виду деятельности.

В результате, мы видим рост потребления электроэнергии, но это еще полбеды. Если брать для примера ту же Иркутскую область, то такой рост автоматически вызывает подорожание электроэнергии для ответственных промышленных потребителей, которые субсидируют удержание низких тарифов и их роста в пределах инфляции для населения. Фактически традиционная промышленность оплачивает расходы чужого весьма успешного бизнеса.

Но это абсолютно не означает, что майнинг просто надо запретить или обложить налогами. По мнению Перминова, усиление регулирования майнинга криптовалют без формирования соответствующей регуляторной базы по последующему обороту (купле-продаже) добытых криптовалютных активов опасно. Это может увеличить риск миграции из легального сектора в теневой и без того немногочисленных «добросовестных» участников рынка майнинга, а также снижения инвестиционной привлекательности России на рынке майнинга. В данном вопросе интересен опыт Республики Казахстан, когда процесс усиления регулирования работы с цифровыми активами шел параллельно с созданием инфраструктуры и регуляторной базы для ее последующей реализации на аккредитованных регулятором площадках.

Под майнинг можно было бы использовать невостребованные мощности генерации в других регионах России. Как уже было сказано, для российской энергосистемы характерен высокий профицит мощностей. В частности, установленная мощность электростанций в ЕЭС России к началу 2024 года достигла 248,2 гигаватта (ГВт), тогда как максимальное суточное потребление мощности в 2023 году составило 168,7 ГВт, уточняет независимый эксперт по энергетике Кирилл Родионов. По его словам наибольший навес неиспользуемых мощностей сосредоточен в ОЭС Сибири и ОЭС Урала, где разница между установленной мощностью электростанций и максимальным потреблением мощности достигла 17,6 ГВт и 14,5 ГВт соответственно. В теории именно в этих регионах регуляторы могли бы пойти на создание особых зон для промышленного майнинга. Решение также актуально и для ОЭС Юга, где профицит мощности в 2023 года достиг 9,2 ГВт. Тем более что на юге России формируется кластер ветровой генерации: средства, вырученные от продажи электроэнергии «майнерам», можно было бы использовать для развития ВИЭ.

Проблема в том, что в этих регионах цена электроэнергии уже не так привлекательна для майнеров. Предлагаемые пока решения по дифференциации тарифов для населения в зависимости от объемов потребления, резко увеличат цену электроэнергии для майнеров, что в итоге не переведет их в «белую» зону, а заставит их либо прекратить работу, либо лучше прятать свою деятельность от надзора. Но если эта сфера экономики нужна нашей стране, то вполне справедливо было бы предоставить майнерам определенные льготы.

Создания особых зон для промышленного майнинга в районах, где есть большой избыток генерирующих мощностей, и адресные меры тарифного регулирования, безусловно, будут стимулировать релокацию майнеров из энергодефицитных регионов, считает Перминов. С его точки зрения, справедливое налогообложение данного вида деятельности возможно только после формирования соответствующей регуляторной базы с привязкой к биржевой цене добываемого актива и отслеживаемостью трека цифрового актива, от «добычи» до ее реализации

Оцените статью
Добавить комментарий